bnovo.ru

Бизнес для души

Июнь 28, 2022
Григорий Болотин

Московский бизнесмен, сооснователь Шебалинского питомника "Королевский марал" Григорий Болотин рассказал главному редактору WT о том, как бизнес-проект может оказаться делом для души, и о том, как к алтайским маралам поехали те, кто еще недавно регулярно отдыхал в Европе.

- Григорий, расскажите, как москвич, выпускник ВШЭ и человек, несколько лет проживший в Европе, мог оказаться на Алтае, в окружении оленей?

Этой идеей (разведением маралов на Алтае - прим. СБ) еще 15 лет назад загорелся мой отец, и тогда это казалось безумной идеей, потому что тогда отдыхать все ездили в Европу и Турцию, и об Алтайском крае знали только какие-то туристы-экстремалы. А отец много поездил в командировки по стране в свое время, и Алтай запал ему в душу. Ему хотелось отложить деньги на будущее. Не то, чтобы он предвидел какие-то политические события… Просто ему казалось это перспективным, и мы изначально поставили себе задачу придумать бизнес-модель, чтобы питомник выживал и самоокупался без туризма. Сейчас мы точно знаем, что свободной земли на Алтае для разведения маралов уже, по сути, не осталось. Все земли, близкие к дороге, с доступными коммуникациями, уже обустроены либо местными, либо такими, как мы. Вдоль Чуйского тракта сегодня почти невозможно приобрести землю. 

У нас никогда не было мыслей делать какие-то анимационные шоу-программы и столовые, мы построили некий закрытый объект для разведения маралов, с одной стороны, и для отдыха своего круга людей – друзей и знакомых, с другой стороны. Я к проекту подключился на самых ранних стадиях – именно для разработки бизнес-модели, но для меня это просто был лишь один из многочисленных бизнес-проектов. Позже, уже после регулярных поездок в течение нескольких лет, я понял, что действительно в этом есть огромная ценность. 

Мне хорошо врезался в память один момент. Я ранее жил 2,5 года в Швейцарии, и мы когда приехали на Алтай с друзьями, которые тоже бывали в Швейцарии, то четко зафиксировали, что это примерно такие же пейзажи. Это, конечно, если не смотреть на город Горно-Алтайск, на деревни и состояние домов. А пейзажи реально один в один – в части природных ландшафтов. Да, может быть нет в Горном Алтае такого количества водопадов, нет Рейна, но даже с маленькими речушками, с Катунью – это не менее красиво. Для меня было важно, что только в Горном Алтае я встречал такие места, когда ты можешь смотреть в какую-то сторону и даже боковым зрением не видишь никаких артефактов присутствия человека и цивилизации. Скажем, в Московской области и в соседних областях, даже в Европейской части России уже таких нет. Везде видны какие-то там постройки, ЛЭП или ещё что-нибудь типа железной дороги. 

Для нас изначально была цель, чтобы этот проект был для души и не приносил убытки, и сейчас мы этого достигли. То есть перед нами не стоит задача выжимать максимальный доход, мы не гонимся за заполняемостью любой ценой. Сейчас есть задача, чтобы туристическая составляющая органически развивалась.

Всё дело в пантах

Фото предоставлены Григорием Болотиным

- То есть изначально идеей были всё-таки олени, а не туристическое место. Расскажите тогда о них, в чём заключалась цель разводить маралов?

Разведение маралов – это самостоятельный бизнес, который на Алтае процветал еще до прихода советской власти. Мы нашли литературу, где описаны эти процессы, перечислены люди, которые этим занимались еще до революции, а также события, связанные с коллективизацией, объединением в совхозы. И именно на том месте, где сейчас находится наш питомник, до революции разводили маралов - с целью заготовки пантов. Таким образом, панты, их ценность – это не какая-то легенда, рожденная в Советском Союзе, это всё было известно еще издревле. И здесь есть важная особенность, которая нам очень нравится: ты разводишь маралов, и тебе не нужно их забивать ради шкуры или мяса. Что касается самих пантов, то природой заложено, что олени обламывают их в конце сезона. Мы же их гуманно срезаем, обрабатываем, вакцинируем животных. 

Панты сами по себе стоят огромных денег. Сейчас покупают их, в основном, корейцы. Они используют их в современных препаратах, а кроме того, у них есть небольшая косметологическая индустрия на основе пантов. Мы точно знаем, что некоторые корейские косметические средства, их состав, рецептура заточены именно под алтайские панты. Они отличаются по составу, по набору микроэлементов. 

Еще в советские времена были проведены серьезные исследования эффективности пантовых ванн, так что это не какой-то шаманский обряд, а вполне научно обоснованная история. Там действительно содержится большинство известных аминокислот, огромное количество микроэлементов. Поэтому можно уверенно говорить о положительном эффекте пантотерапии.

- Есть ощущение, что на Алтае абсолютно все занимаются пантами, все здравницы предлагают пантовые ванны, препараты на основе пантов. Это действительно так? 

Да, потому что на Алтае вообще, кроме природы, пантов и кедровых орешков предложить нечего, если говорить начистоту. Сервис уж точно не является конкурентным преимуществом этих мест.

А панты, маралы – это уникальная история. Известны случаи, когда привозили маралов с Алтая в Европейскую часть России. Через несколько лет из-за того, что их рацион (травы, которые они едят) не соответствовал тому, чем они питаются на Алтае, маралы переставали быть теми животными, которыми они были в своей естественной среде. Панты тоже менялись, там уже было другое содержание полезных веществ. А на Алтае под маралов выстроена вообще целая индустрия. Там просто из каждой их части тела что-то делают - вплоть до того, что из крови делают напитки. Мясо пытаются готовить и предлагать туристам во всех возможных вариантах - от пельменей до борща. 

Что касается пантовых ванн, то мы уже, наверное, на протяжении 4-5 лет являемся поставщиком пантового концентрата для основных здравниц и лечебниц. У нас покупают в том числе Altay Village и Белокуриха. Здравницы сами к нам пришли - из-за транспортной доступности, в первую очередь. 

За ваннами – только на Алтай

Фото предоставлены Григорием Болотиным

- Мне доводилось слышать, что пантовые ванны можно принять даже в Подмосковье. Реально ли с Алтая поставлять концентрат?

У нас было несколько обращений, но с учетом транспортных затрат и расстояний до конечного пункта доедет состав с очень символической концентрацией. Однако встретить «пантовые ванны» в разных регионах можно. Мы изучали этот вопрос. Если говорить о реальном пантовом концентрате, который еще называют «суп», то его транспортировать далеко невозможно, потому что он просто скисает. Другое дело, что под пантовыми ваннами часто понимаются несколько другие субстанции. Мы сами в том числе продаем такие красивые деревянные коробочки, в которых содержится пантогематоген, добавляется хвойный экстракт и алтайские травы. Получается приятная вещь, которая имеет отношение к Алтаю и к маралам. Но это не совсем те пантовые ванны, которые вы можете получить на Алтае. Кроме того, у нас есть линейка БАДов с очень высоким содержанием порошка пантов марала. 

Транспортировать же пантовый концентрат для ванн в больших объемах по России очень сложно и очень дорого. 

- А вы тоже пантовые ванны предлагаете?

Да, у нас есть специальная система, мы ее построили. Из места, где вывариваются панты, прямо по подземному трубопроводу переносим «суп» в помещение, где принимают ванны, и прямо оттуда их наполняем. Таким образом мы сохраняем максимальную концентрацию этого «бульона», а кроме того, наши гости уверены, что это именно пантовые ванны, и ничего там лишнего нет.

- Григорий, а каковы ощущения после ванн? Они действительно такие чудодейственные?

Насчет чудодейственности – кончено, нет. И после одной ванны, кроме некоторого поднятия общего тонуса, вряд ли можно что-то ощутить. Но если принять ванны курсом: хотя бы 10 ванн (можно по 2 в день), то эффект будет. Мы не делаем никаких медицинских процедур, медицинских анализов до и после. Но у нас было очень много гостей, которые изначально скептически относились к предполагаемому эффекту, но после недели приема признавали, что их самочувствие действительно улучшается. Кроме того, у нас были люди, которые приезжали после операции, переломов. Они подтверждали, что после пантовых ванн заживление тканей стало проходить быстрее. Таким образом, получив эффект, от нас все уезжают на позитиве. К сожалению, бывают случаи, когда люди не могут принимать ванны. К примеру, к противопоказаниям относится повышенное артериальное давление.

- Расскажите, сложно ли это – разводить маралов? Что от вас требовалось организовать изначально?

Изначально инфраструктура выглядит достаточно просто, хотя и масштабно. Нам пришлось огородить всю территорию забором. То есть за забор олени не выходят: во-первых, они могут убежать, а во-вторых, на них могут напасть хищники. Территория внутри поделена на так называемые «парки». Наш зоотехник в нужный момент говорит, как нужно разделять стадо. То есть мы специально разбиваем стадо, отделяем самцов от самок, чтобы они в определенные периоды не встречались. Есть ещё места кормушки, где маралы просто открыто кормятся. На этом практически все.

Таким образом, у нас они живут в максимально естественной среде, защищены от хищников, питаются они самостоятельно, мы только их подкармливаем зимой. Можем этого не делать, но тогда самые слабые могут не пережить зиму. Кроме того, подкормка стимулирует рост пантов, они становятся больше. Ежегодно мы прививаем маралов, поэтому болезни животных сведены к минимуму. Они все чипированы, под учетом. Мы прослеживаем жизнь и пантовую эффективность каждой отдельной особи. Каждому оленю присвоен номер, мы знаем историю. Отслеживаем, скажем, сколько пантов принесла нам за 10 лет та или иная особь.

На питомник – за отдыхом и здоровьем

Фото предоставлены Григорием Болотиным

- Григорий, насколько я понимаю, сейчас к вам уже приезжают не только друзья друзей, но и другие гости? 

Да, это так. Мы построили внушительную инфраструктуру и использовали ее буквально один-полтора месяца в году, когда приезжали сами или какие-то знакомые. И где-то 3 года назад родилась идея просто попробовать: вдруг кто-то еще готов за это платить? Мы зарегистрировались на AirBnB, и уже в первые недели получили три бронирования. В тот момент мы удивились и немножко испугались, потому что одно дело, когда сюда приезжали мы и наши знакомые, которым объясняли, что это не дом отдыха. Здесь нет кафе, им не принесут завтрак в номер. Свои понимали, а чужие – неизвестно. Мы переживали, что гости могут ехать с настроем, что будет сервис, как в санатории. А здесь стоит несколько домов в поле, и олени вокруг гуляют. И действительно в самом начале было несколько групп туристов, которые по приезде немного были недовольны из-за условий, но в итоге все уезжали на позитиве и даже писали хорошие отзывы.

Так мы открыли для себя, что есть огромное количество людей, которым тоже это интересно, они видят ценность в таком формате отдыха. Позже мы стали общаться с коллегами по туриндустрии и поняли, что на Алтае мало хороших объектов, которые были бы при этом достаточно уединенными. Да, есть огромные новые гостиницы, большие комплексы, но это в основном клиники, здравницы. А качество отдыха, как мы поняли на собственном опыте, не в последнюю очередь зависит от того, какое количество людей находится вокруг тебя. Когда людей вокруг совсем нет, то это совсем по-другому воспринимается.

- Григорий, а что делают туристы у вас в питомнике? Опишите типичный день вашего гостя. 

Это самая большая загадка (смеется). Мы и сами, когда начали туда ездить с семьями, особенно с детьми с маленькими, то недоумевали на этот счет. В итоге по факту, если у тебя на день запланированы хотя бы две пантовые ванны, то когда приезжает много людей, получается весь день занят. Сначала все долго идут там к общему месту, где находятся ванны – это примерно полтора километра. Если по дороге встречаются маралы, все бегут с ними фотографироваться. В итоге дорога в полтора километра может занять два часа. Само принятие пантовых ванн занимает ежедневно время. В общем, вот так вот весь день незаметно и проходит. Если в день себе придумать одну масштабную вылазку, съездить куда-нибудь на экскурсию, подняться на гору, устроить пикник, то в итоге, весь день получается занят. 

- А на сколько к вам приезжают? 

Раньше мы сами ограничивали и не принимали туристов меньше, чем на 3 дня. Сейчас, в среднем, приезжают на 5 дней. Есть много запросов на один или два дня, когда люди едут по Чуйскому тракту и просто нужно какое-то комфортное место, чтобы переночевать.

- Скажите, это дорого - приехать к вам отдохнуть с пантовыми ваннами? 

Это как посмотреть. Тут важный момент: мы сдаем дома. Один дом, может показаться, стоит достаточно дорого – 30 тысяч руб. за ночь. При этом в доме четыре полноценные спальни, полноценная кухня со всей утварью, с духовкой и посудомоечной машиной, огромная гостиная, то есть разместиться там могут 8 взрослых плюс есть условия для детей – предоставляем детские кроватки. Поэтому если пересчитывать стоимость отдыха восьми человек на гостиничные цены, то у нас получается даже дешевле. При этом размещение у нас довольно комфортное: спальни большие, у каждой есть свой отдельный санузел. Есть большой телевизор со Smart TV, это важно. Забавно бывает наблюдать за детьми, которые приезжают и не знают, что будут делать. Потом выясняется, что есть интернет, есть Youtube, и у них наступает полное счастье. Все, говорят, остаемся здесь жить. 

Интернет у нас самый скоростной. И это на самом деле тоже важно для современных людей, привыкших к постоянным коммуникациям. С тех пор, как мы его провели и раздали по wi-fi, уровень комфорта у нас, безусловно, повысился.

Важный нюанс, если вернуться к сравнению с гостиницами: у нас нет столовых, ресторанов - централизованного питания. Наши гости готовят сами. Мы еще до приезда туристов покупаем базовый продуктовый набор (яйца, молоко, творог) и предлагаем гостям как подарок, welcome-комплимент. Буквально в 5 минутах от нашего питомника находится деревня, где мы покупаем базовые продукты. Кроме того, в 15 минутах от нас есть стандартный супермаркет, там можно купить практически все. 

Есть, правда, отдельная категория туристов, для которых мы обеспечиваем полный сервис. Мы приглашаем на время их проживания повара из ресторана из Барнаула. Он приезжает и обеспечивают all inclusive в плане еды для VIP-гостей.

- Скажите, вы же разговариваете с гостями. Что люди чувствуют? Зачем они едут к вам? Может, уже есть какие-то постоянные уже гости, кто уже бывал у вас и возвращался? 

Приезжают, в первую очередь, из-за природы и на маралов посмотреть, конечно. И уезжают полны впечатлений, как я говорил, на позитиве. Что касается повторных гостей, то да, в этом году к нам приедут туристы, которые были в прошлом году. Интересно, что в прошлом сезоне и в этом большая часть гостей приезжает местных и из соседних регионов: из Барнаула, Новосибирска… Из Москвы сейчас меньше гостей. Хотя билеты на самолет не назовешь недоступными. Сейчас, в летний сезон билет из Москвы до Горно-Алтайска туда-обратно стоит 20 тыс рублей. Вне сезона – вдвое меньше. Из аэропорта мы людей встречаем, договариваемся с водителями автобусов – в зависимости от количества гостей. Местные добираются к нам сами – на машинах.

- У вас есть сайт? Где люди могут узнать о вашем существовании? Где можно забронировать проживание у вас?

Изначально у нас в качестве каналов маркетинга были наш сайт и Instagram*. Причем сайт даже вышел на неплохие позиции в поиске. На сайте у нас представлено описание домов и там же есть форма для бронирования. Раньше мы были на AirBnB. Пытались на букинге, но там все-таки больше гостиничные услуги представлены. Сейчас в основном люди бронируют на сайте. В последние месяцы мы зарегистрировались на всевозможных (существовавших ранее, как выяснилось) российских ресурсах, но все равно больше бронирований приносит сайт, а также Яндекс Карты и 2ГИС.

Вглубь России – за впечатлениями

Фото предоставлены Григорием Болотиным

- После февраля, как вы знаете, мы оказались в другой реальности. Все по-разному оценивают ситуацию, но немало тех, кто делает ставку на внутренний туризм. Кроме того, здесь идет поддержка государства. Как вы оцениваете эту ситуацию? Действительно ли это возможно - нашего туриста развернуть с условных турецких берегов внутрь страны? И как это сделать?

Что касается нас, то любители отдыха турецкого — это не наши клиенты. На Алтай поехали те туристы, которые летали в Европу, в какие-то экзотические страны в Азии. То есть те, кто ездил не на пляжный отдых, а за впечатлениями. 

По поводу открывшихся возможностей после 24 февраля – для нас это не совсем так. Скорее, мы открыли их в пандемию. Это был четкий сигнал, когда первый раз границы технически закрылись, и люди развернулись внутрь страны, что очень позитивно легло на общий тренд развития внутреннего туризма и инвестиции в Алтай, которые начались, наверное, лет 5 назад. Сейчас, во многом, сарафанное радио помогает нам развиваться. Люди приезжают к нам, возвращаются, рассказывают друзьям, что это, с одной стороны, дикая природа, но всё очень хорошо в плане сервиса - почти так, как они привыкли в Европе, но при этом этот отдых доступен (в отличие от европейского).

Безусловно, тренд в плане внутреннего туризма положительный. И мы это видим, просто глядя на дорогу от аэропорта до нашего питомника. Там все время что-то развивается, что-то достраивается. Понятно, что развитие идет, и люди поедут. Сейчас мы уже чувствуем конкуренцию, что хорошо для всех, потому что повышает общий уровень сервиса и в будущем благотворно скажется на развитии туризма в Горном Алтае.

- Как вы считаете – что еще нужно сделать для развития внутреннего туризма в нынешней ситуации. Что нужно делать, чтобы люди поехали на Урал, на Алтай, на Байкал?

На мой взгляд, не хватает базовой туристической инфраструктуры. Сейчас есть огромное количество местных предпринимателей и приезжих из других регионов, которые готовы вкладываться. Они будут развивать свои объекты и доводить их до самого хорошего состояния. Но нужно позаботиться обо всем остальном. Очень хорошо, что появился Чуйский тракт. Это реально хорошая транспортная артерия. Однако необходимо обустройство местных природных достопримечательностей. Например, до некоторых алтайских озер, которые очень красиво выглядят, особенно с вертолёта, добраться даже на джипе невозможно. Там нужен специально оборудованный транспорт, что все-таки многих туристов останавливает. Это большая проблема так называемой “последней мили”. Как добраться до достопримечательностей? Будет ли там где отдохнуть? Обустроены ли какие-то минимальные площадки, маленькие кафе в этих местах? Есть же примеры того, как можно сохранить природу и просто добавить некоторый комфорт для туристов. Далеко не всегда это вопрос к предпринимателям. Скорее это запрос к региональным властям, тем более что поддержка идёт в сторону внутреннего туризма от государства. А сообща можно сделать многое!

*запрещен в России

Беседовала Светлана Борщева

Добавить комментарий
Материал уже оценили 7 гостей на:
5
5
Другие оценили статью на 5* из 5. А ваше мнение?